Туфта. Глава 3.

Т

3.

— Здравствуйте. Не ожидала вас здесь увидеть, — негромко проговорила фигура, севшая в соседний шезлонг и подставившая лицо, закрытое очками, коварному калифорнийскому солнцу.

Лужин, читавший Фауста, как будто даже не понял, что обращаются к нему. Он вернулся в мир здешний из мира тамошнего, горнего, отложил от глаз книгу и оглянулся, прежде чем до его сознания постепенно дошло: слова были сказаны на чистом русском языке. Множество странных мыслей пронеслись в секунду в голове его. ФСБ? Военная разведка? ФБР? Явление ангела небесного по Приказу Отца Его? Он с ужасным недоумением глянул в её сторону. Золотая оправа, ровный нос, тонкие, опущенные губы, белокурые жидкие волосы. ФСБ! Точно! Боже мой!

В какую-то секунду он уже твердо решил, что женщина сейчас вытащит из-пазухи белого махрового халата пистолет, и ему нужно будет что-то делать. Никелированный маленький вальтер, как в старых фильмах про шпионов. Броситься с кресла в траву, пытаясь спрятаться от пуль? Бежать прямо сейчас? Но куда? Нелепое, совершенно нелепое и бестолковое состояние: боязнь ошибиться. А вдруг – это ему лишь только мнится? Не наделать бы теперь глупостей от страха. Как и сколько раз он уже корил себя за эту невыносимую мнительность. Испарина выступила на лбу его. Пальцы Лужина задрожали частой и мелкой, фортепианной дрожью. Что же делать?

Возможно ли, что все это только показалось, и голос шел совсем из другой стороны, например, из Неба? Чтобы развеять наваждение, Игорь тихо спросил в пустоту:
— Ду ю спик раша?
— Вы здесь инкогнито? — ответила она вопросом на вопрос, и Лужин поразился вдруг ее росту. Судя по всему, в ней было никак не меньше двух метров.
«Точно – ФСБ. Кавалергарды, все – как на подбор. Но как они меня достали? Здесь, в Калифорнии? В Кайзер госпитале?»
— Простите?

«Если она будет стрелять, то лучше бросаться к ней, а не от неё», — внезапно подумал Лужин.
— Впрочем, ничего умнее и не придумать, здесь они вас никогда не найдут — произнесла загадочно соседка.
«Точно! Боже мой! Но как?» в голове его зазвучали невесть откуда взявшиеся ноты Рахманинова из «Острова мертвых».

Она поправила полу халата, которая совсем не случайно скользнула вниз, оголяя глянцевое бедро.
«Или ангел? В спецслужбу не берут этакие запоминающиеся фигуры. Там ценят неприметных и бесцветных. Таких, как, Путин. Бледная моль. А тут – какая-то каланча». Верхушки деревьев над Лужиным покачнулись и сложились в предупредительную надпись: «Не верь!»

— Даже охрана не нужна, — сказала женщина и улыбнулась.
«Какая охрана?» — судорожно подумал он, и снова запаниковал. — «Ангелам охрана без надобности. Имеет ли она в виду, что никто не придет мне на помощь? Да и звука выстрела никто не услышит – у них всегда наготове глушители? Что же делать?» Игорь потер пальцами мокрый лоб.

— Извините, что не представилась, — дама поднялась из шезлонга, больно ударив по глазам видом из-под распахнутой полы: розовое, бесстыжее до сладкой судороги, естество, и вежливо поклонилась, сделав старомодный книксен: — Марта.
«И верно, все два метра», — подумал Игорь.
— Игорь. Игорь Лужин.

«Боже мой! Зачем он это сказал? Это могла быть проверка – тот ли он, кого ей поручено теперь убить!? Ведь они должны твердо знать, в кого стреляют!» — Впрочем, пустое, — решил он, спустя какое-то мгновение, с фатальной горечью. Было без разницы, кто она такая, представляться вообще не имело теперь никакого смысла: прибудь она хоть из небесной канцелярии, хоть из кабинета Лубянки – его имя было бы им известно.

«Небо, подай мне знак!»
Лужину в одну минуту показалось, будто над головой её сверкнул нимб. То ли так упал свет, то ли взаправду засеребрился над волосиками её блистающий райский обруч с тысячами огненных бриллиантов?
«Иже еси на небеси, да святится имя Твое да приидет Царствие Твое…» — сложилось по ободу вокруг её головы.
— Давно изволите быть здесь, Владимир Владимирович?
«Час от часу не легче, — вздрогнул он — небесная дева, верно, принимает меня за кого-то другого». И вдруг широко улыбнулся. Не ей – самому себе. «Боже, какой я дурак! О чем можно думать, находясь в психиатрическом отделении Кайзер Госпиталя? Чего ждать от чокнутых?» От сердца его отлегло: она, верно, пациент. Впрочем, как и он.

— Два дня, — ответил Лужин, чуть подумав. — А вы?
— Кормят отвратительно, не правда ли? Вспоминаете кремлевский буфет?
Кажется, Марта совершенно не слышала вопросов, которые ей задавали, и всякую фразу говорила совершенно невпопад.

«Кремлевских?! Точно – ФСБ!» Игорь вновь задрожал, как в горячке, и незаметно посмотрел по сторонам, нет ли где-нибудь её сообщников? Что-то, кажется, шевельнулось в кустах можжевельника, чья-то рука и голова мелькнули за изгородью. Она не одна! Паранойя всецело овладела им, наполнила тело судорогой, как ржавый кран черной водой – облупленную ванну. Лужину нужно было держать себя в руках. Надо быть чертовски сильным. Он не собирался сдаваться так просто. Он совсем не готов был сейчас умирать. Только не теперь. Как-нибудь попозже, лет через сорок пять, может быть…

Она сунула руку в карман халата, и он, поняв, что сейчас точно будут стрелять, бросился на наёмного убийцу сверху, как будто накрывая телом гранату, словно спасая от грядущего взрыва чужие жизни: ход самый верный в этом его положении. Она тихо вскрикнула, совсем, как будто не сопротивляясь. Оба шезлонга перевернулись, тела их перевалились в траву, очки полетели в сторону, и из руки её вывалился вовсе не пистолет, а зажигалка с папиросой.

— О май Гот! Простите, простите меня! — вскрикнул уже на земле Лужин, поняв, как страшно он опростоволосился.
— Ну, вот, последняя сломалась, — тихо сказала лежащая под ним Марта, улыбнулась и вдруг чмокнула Игоря в губы – быстрым, сочным, внезапным поцелуем.
— Никак не ожидала от вас, Владимир Владимирович.
И глянула плотоядно. Он внезапно понял, что она принимает его за Путина.
«Какой кошмар! Но почему именно он? Что они находят общего между нами? Но хорошо, черт с ними, пусть лучше будет Путин, так проще выкрутиться». Лужин глупо улыбнулся и попытался подняться.
— Нет, — сказала Марта, удерживая его за ворот футболки. — Еще раз, пожалуйста.
Он попробовал было отделаться скромным, формальным, дружеским поцелуем, но она ухватила зубами нижнюю губу и, изогнув язык, будто пылесосом засосала его уста бешено и дико в свою страстную утробу.
— Еще, еще, еще… Милый…

— Наташа! — закричали вдруг из-за ограды.
Он быстро поднялся и помог ей встать. Выпрямившись, он оказался ей где-то по плечо.
— У вас всё нормально? — проговорила, остановившись у кустов жасмина медсестра. — К вам – супруг, мадам Колыванова.
— Сейчас, — молвила Марта-Наташа недовольным голосом, и пошла, отряхиваясь от лепестков и соринок. Полы халата затрепетали, и Лужину показалось, что у неё выросли крылья. — Пожалуйста, почините ваши шезлонги, я сегодня уже второй раз с них падаю.
— Очки! — Закричал Лужин.
— Ах, да. Конечно. Спасибо.

Комментарии

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Присоединиться к еще 221 подписчику

Свежие записи

%d такие блоггеры, как: