Никому мы тут не нужны

Н

Встал утром Довлатов с продавленного дивана и покачнулся: голова во все стороны кружится, во рту – будто коты насрали, за окном и на сердце моросит мелкий дождик и нигде ни крошки божественной амброзии. Хоть плачь, – все бутылки потряс, а выкапал курам на смех опохмелиться. Все не слава богу и одни тараканы кругом. Сел за стол, поковырялся в пепельнице, вынул самый жирный окурок. Вздохнул, воскурил вонюче, пустив протухший дым, затянулся и думает:
— Никому-то мы тут нахуй не нужны, в этой сраной Америке.
Изрек, записал в блокнот, и горько заплакал.

А после обеда поехал Довлатов к Мариану Беленкому, с которым приятельствовал, съел у него австрийский шницель, посмеялся двум анекдотам, поправил настроение тремя стопками столичной, и думает себе:
— Не слишком ли, Мельпомена, я был категоричен, когда утром ругал тут? Кажется, Америка не так уж для меня отвратительна, как показалось. Все-таки, говядина здесь неплохая.

Уже ближе к вечеру двинули все вместе к Штейну. Там наливали гостям коньяку, кто сколько хочет, и Довлатов, как водится, нарезался. К случаю, в квартиру пришлялись девицы, и не только пришлялись, но и начали за компанию пить и танцевать. Одна медноволосая, что богиня Афина, в облегающем изумрудном платье, выпятила и дразнила формами поодаль. Так трясла, что Довлатов не выдержал и грязно воспылал.
— Ах, какой обворожительный зад! — воскричал он про себя. — Так бы и отхлестал его прутиком! — И заскрежетал плотоядно и остервенело зубами и застонал в предвкушении. — А после бы — облобызал, врачуя пустые страдания.
Ноги его не выдержали и пустили в пляс, пальцы затрепетали, дернулись, и ущипнули выпуклость. Дева вскрикнула, оборотилась и хищно улыбнулась. Фокстрот никак не унимался.

В эту ночь, лежа в своем продавленном диване, Довлатов совсем категорически был не согласен с собой, утрешним.
— Все тут не так уж и плохо, — подумал он весело, затушил сигарету и повернулся, крякнув пружинами, к огненным волосам, расхристанным бесстыдно на линялой подушке.
— Душа моя, — он совсем забыл, как её зовут, — а не повторить ли нам переход Суворова через Альпы?

3 комментария

  • Не любите вы Довлатова. А пишете похоже. Поминаете часто. Довлатов легче, мягче. Вас читаю с удовольствием.

  • Не смог отделаться от ощущения, что читаю альтернативную концовку «Москва-Петушки», разве что пресную, уж простите великодушно. А как же тракторист Евтюшкин? А Митридат- царь понтийский? Не раскрыта также дальнейшая судьба кверкота, графини, фурий и восстания в Петушинском районе.

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Присоединиться к еще 221 подписчику

Свежие записи

%d такие блоггеры, как: