Ангел в пещере. 2

А

2.

Я сел к нему, и мы поехали по направлению к городу. Играло радио-шансон, и трещала рация. Через полтора километра лес закончился, началась одноэтажная провинция. Теперь я попытался зайти с другой стороны; не кнутом, так пряником.
— Послушайте, товарищ капитан. Завтра у нас начинается очень важная конференция. Одних только иностранных ученых будет полсотни. Наша секция выступает с докладом. Тема доклада совершенно революционная. Я представляю сразу два университета. Институт Стеклова из Санкт-Петербурга и Беркли.
Он, как будто, не слышал меня.
Я выложил последний свой козырь:
— На конференцию должен приехать Владимир Владимирович.
— Мне включить мигалку? — спросил он, ухмыляясь в усы.

Мы проехали железнодорожный переезд без шлагбаума. Судя по колее, последний железнодорожный состав проходил здесь лет двадцать назад. Снова начался дождь.
— Что будет с моим автомобилем?
— Завтра заберет эвакуатор.
— А вдруг его за ночь украдут?
— Ничем не могу помочь.
Я устал валять ваньку:
— Ну, скажите, наконец, сколько?
Прошло столько времени, что я уже и не надеялся услышать ответа. Выждав длиннющая паузу, он внимательно посмотрел на дорогу, свернул на какую-то улицу и чуть заметно улыбнулся.
— Сто.
Несколько секунд я не мог сообразить, о какой сумме идет речь.
— Сто тысяч? — я не мог поверить своим ушам.
Мне показалось, что он едва заметно кивнул.
— Вы в своем уме? — только и сказал я. — У меня нет таких денег.
Дождь лил все сильнее.

Мне стало не по себе. «Вот же сука», — подумал я. До этого момента я надеялся, что имею дело с принципиальным человеком. Бескомпромиссным, добросовестным милиционером. Сельским участковым, которого все в округе бояться, но уважают за честность.
Мы остановились на красный свет на какой-то площади. Кажется, это был единственный светофор в городе.
— И куда я теперь?
Капитан пожал плечами. — В городе есть гостиница.
Через минуту он пришвартовался у отделения внутренних дел. Свежевыкрашенная вывеска свидетельствовала, что теперь здесь располагается полиция.
— Когда я смогу забрать свои документы?
— Завтра в 16.00 у мирового судьи. Прочитайте протоколы. Там все написано. Кабинет № 4.

— Завтра в пять часов начинается конференция. Могу я приехать потом?
— Вы же американский гражданин. Вы знаете, что закон нарушать нельзя.
— Какой закон?! — взорвался я. — Что я нарушил?
Он внимательно посмотрел на меня.
— Ну, хорошо, — вздохнул я. — За ними приедет мой адвокат. Где тут гостиница?
— Пойдете назад направо, потом два квартала налево. Там будет площадь со светофором.
«Какой же ты мудак, — подумал я. — Совсем недавно мы там проезжали».
Капитан полиции стал в моих глазах еще процентов на пятьдесят менее симпатичным.
— Если хотите, могу вас в камере запереть. Чтобы никто не похитил, и не случилось международного скандала.
Я внимательно посмотрел на инспектора ДПС и тихо сказал.
— Идите вы нахуй, товарищ капитан.
Он недобро засмеялся в ответ. Я взял свой рюкзак, надел капюшон, зло хлопнул дверью и пошел в дождь.

Грязь, лужи, ямы и рытвины пересекали этот чудный среднерусский городок. Через три квартала, напрочь вымокший под дождем, я увидел безлюдную площадь со светофором без каких-либо опознавательных знаков, свидетельствовавших о наличии гостиницы. Посередине площади был разбит небольшой скверик с обязательной в таких случаях свежевыбеленной статуей Ленина в центре. Владимир Ильич со своего двухметрового постамента задавал направление движения. Вытянутая рука с кепкой указывала в сторону трехэтажной сталинки, по виду то ли клуба, то ли здания администрации с какой-то тряпкой на флагштоке. Чуть поодаль стояли ларьки-палатки, торгующие пивом, сухарями и сигаретами.

Пару легковушек, едва подавая признаки жизни, притулились около палаток. Из одного автомобиля раздавались восточные напевы. Я подошел, стекло услужливо опустилось. Трое таджиков играли в карты и лузгали семечки в ожидании клиентов.
— Не подскажите, где тут гостиница?
— А вон, — любезно подсказал тот, что сидел на водительском сидении. — Дом номер 14.
— Спасибо.
Я собрался уже уходить, но одна мысль чрезвычайно взволновала меня.
— Извините, пожалуйста, еще вопрос. А сколько стоит отсюда уехать?
— Это смотря куда, — ответил любезный. — По городу – сто рублей.
— А в Москву?
Он покачал головой.
— Абиб, поедешь в Москву? — спросил водитель другого извозчика.

Тот посмотрел на часы, и помотал головой.
— А сколько вообще стоит? — не унимался я.
— Тысяч пять. Только смысла нет. Утром автобус ходит с вокзала.
— Спасибо, — я поблагодарил и пошел по кругу площади.
Двухэтажный дом, на который мне указали, нужно было обойти вокруг, чтобы убедиться, что он, действительно, походит на постоялый двор. Вход был со двора. В окнах горел свет. Над дверью висело: «HOTEL». Во дворе, запертом на выезд амбарной цепью, стоял одинокий автомобиль с московскими номерами. Я поднялся на крыльцо и вошел внутрь.

Изнутри гостиница поражала взор гостя убожеством нового пластикового евроремонта. Не выветрившийся еще запах краски выдавал недавние перепланировки. Интерьер представлял собой чудо архитектурной мысли провинциального масштаба. Последнее слово техники – поливинилхлоридные панели, заполняли собой все пространство помещения. Их не хватало разве что только на полу. В холле стояли два аппарата для продажи штучного товара и терминал для оплаты платежей. За стойкой при свете ночника дремала женщина в возрасте и в очках. Впрочем, когда я подошел, выяснилось, что она не дремала, а читала. Едва я приблизился, она включила основной свет и перевернула книгу обложкой кверху. Я ожидал увидеть что-нибудь вроде Донцовой, но это оказался Ад Данте.

— Здравствуйте.
— Есть места?
Кажется, мой вопрос её удивил.
— Вы бронировали?
— Нет.
Она открыла большую амбарную книгу и стала водить авторучкой по её расчерченным графам.
— Сколько стоит переночевать?
Она молча подала листок, заправленный в прозрачный файлик.

ПРЕЙСКУРАНТ
На гостиничные услуги ООО «Фаворит».
Номера категории В – 3750 руб/сутки,
Номера категории А – 4900 руб/сутки,
ВИП-номера – 6300 руб/сутки.

Генеральный директор ООО «Фаворит»
Ковальский А.И.

Я, честно говоря, слегка опешил от таких расценок. Это были цены уровня неплохого столичного отеля. В Нью-Йорке можно было снять номер в несколько раз дешевле. Я глянул на улицу, дождь лил не переставая.
— У вас в городе есть еще гостиницы?
Портье глянула на меня с недоумением.
— Есть вокзал. Но он ночью закрыт. Там бомжи ночуют. Будете брать номер?
На часах было почти двенадцать ночи. Я вздохнул и вынул бумажник:
— Самую дешевую.
— К сожалению, категории «бэ» в наличие нету.
— Ну, тогда давайте категорию «а».
Я положил пятитысячную купюру и российский паспорт. Я был уверен, что достань я американский, у них бы остались только ВИП-номера за шесть с половиной тысяч. Это были деньги Андрея. Я намеревался с утра возместить их, сняв с карточки. Моих оставалось только четыре тысячи с копейками.

Она пробила чек на кассе, прикрепила его степлером к квитанции, дала сотенную сдачи, вернула мне паспорт и положила ключ с привинченной к нему огромной деревянной баклушей.
— В 12 дня выписка.
Я взял ключи, на брелке стояла цифра 6. Если ее перевернуть, будет 9.
— Это шесть или девять?
— Шестая комната. Второй этаж.
— А у вас можно здесь где-нибудь перекусить?
Хозяйка караван-сарая помотала головой и указала на автоматы:
— Только тут.
Стоило только отвернуться, как она тут же потеряла ко мне всякий интерес. Она выключила свет в холле. Остался гореть только ночник. Ночной портье накинула платок на плечи и углубилась в чтение. Данте полностью завладел ее вниманием.
Я стал подниматься по лестнице, изучая бумаги. Чек был пробит на 3750 руб. «Вот, скотина. Даже глазом не моргнула. Ладно, — подумал я. — Поругаюсь завтра».
На квитанции сверху значилось ООО «Фаворит». Площадь В.И.Ленина. д. 14. Город Энск. Так я узнал, где очутился.

Номер оказался совсем не плох. Я снял куртку и кроссовки. Вероятно, это была, действительно, категория А. Две комнаты, большая кровать, телевизор, ковролин с большим ворсом, ванная с ванной. Единственный минус – в номере было страшно натоплено. Я потрогал батареи. Они были раскаленные как сковородка, только что вытащенная из печки. Я стянул мокрые носки. Обувь я приставил к батарее, а носки положил сверху, и перекрыл вентили. Открыл все окна, чтобы проветрить. Вид был на площадь, где белела статуя вождя. Я плотно задвинул шторы.

Телевизор показал две центральные программы. Я убавил звук и достал сотовый телефон. Набрал номер Андрея.
— Алле.
— Андрюха, привет. Спишь что ли?
— Ты уже приехал? — судя по голосу, он, действительно, уже спал.
— Да, нет. Я тут застрял.
— Где?
Связь оборвалась.
Я попытался набрать его снова.
На счете не было денег.
— Черт.
Я поглядел кругом. В спальне на прикроватной тумбочке стоял телефонный аппарат.
«Интересно, — подумал я. — У них есть межгород?».
Тут я вспомнил, что внизу есть терминал для приема платежей.

Я одел обувь на босу ногу, от кроссовок шел пар, запер комнату на ключ и спустился вниз. По-прежнему горел ночник. Портье нигде не было. Я постучал по стойке. Никто не отозвался.
— Алле!
Молчание.
Я перегнулся через стойку. На стуле кверху ногами лежал Данте. Я вынул из кармана деньги. Из мелочи было только пятьдесят и сто. Я положил полтинник на счет телефона через терминал. А на сотню купил банку колы и соломку в автомате. Сдачи автомат мне не выдал. Я что есть силы ударил по нему ногой. Никакого эффекта. Тридцать рублей он мне зажилил. В холле по-прежнему никого не было. Я еще пару раз безрезультатно ударил, не столько для того, чтобы выпала сдача, сколько надеясь привлечь внимание исчезнувшего портье.

Я вернулся к себе и включил телевизор. Платеж не прошел. Андрей не перезванивал. Я снял джинсы, кофту и футболку. Вся одежда была мокрая. Я развесил её на батареях, пустил воду в ванной, открыл колу, и уткнулся в ящик. По первому и второму шли родные сериалы. Никакого желания смотреть эту муть не было. Я убрал звук, и вынул из рюкзака Теорию множеств Кантора. Через полчаса, когда я попытался набрать приятеля еще раз, телефон радостно мигнул мне напоследок и сдох. Зарядного устройства со мной не было. Ванна была полной. Я неспеша вымылся, и так же неспеша вытерся, высушив волосы полотенцем. Минут десять еще почитал и в час, наконец, выключил свет. Едва я начал засыпать, как в номере раздался телефонный звонок. Я осторожно снял трубку.
— Да?
Вкрадчивый мужской голос произнес:
— Развлечься не желаете?
— Нет, — рявкнул я, и кинул трубку.

Сна не было ни в одном глазу. Я подошел к двери и проверил, хорошо ли она заперта. Посмотрел в дверной глазок на пустой коридор. Лег в постель. На улице протарахтела какая-то таратайка. Я отодвинул шторы и затворил окна. Батареи были слегка теплые, и я чуть-чуть открыл вентиль. Я лежал в кровати и смотрел на пятно на потолке. Только ремонт сделали, а их уже заливает. Произошедшие со мной сегодня несчастья ввергли меня в какое-то страшное уныние. Все было сегодня не слава Богу: отобрали права, бросили где-то в лесу автомобиль, Андрюха не перезвонил, сел аккумулятор, автомат на отдает сдачу, разбудили сутенеры, а завтра начинается работа секции. Насчет конференции я, конечно, слегка приврал. Из Беркли я свалил 5 лет назад. Путина у нас никто не ждал. «Хватит ныть», – решил я. Нужно подумать, как разрулить ситуацию. Я встал, лег на пол и отжался сто раз в три подхода. Засыпал я в твердой уверенности, что ни на какой суд завтра не пойду. Сяду с утра на автобус и уеду из этого захолустья нахуй.

Комментарии

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Присоединиться к еще 221 подписчику

Свежие записи

%d такие блоггеры, как: