Ангел в пещере. 1

А

1.

Что лучше небесной синевы? Чистого и прозрачного неба днем и яркого в безоблачную ночь, когда в отсутствие огня свет звезд становится единственным проводником? В небе нет зверей, и паче того, нет людей, которых нужно опасаться ничуть не меньше хищников. Небо дарует свет. Оно есть тепло солнца, прохлада ветерка и благодать льющейся на землю влаги. Нельзя не испытывать приязни к этой легкой, невесомой субстанции, с вереницей облаков, по которым можно при случае вскарабкаться в райские чертоги. Что может быть лучше неба?

Я посмотрел наверх. Увы. Беспросветная хмарь не внушала мне сейчас никакой любви. Автомобильные щетки даже в самом быстром режиме не успевали разгонять капли на треснутом ветровом стекле. Казалось, дождь хлестал строго горизонтально, прямо навстречу моему движению. Из-за дождя и трещины ничего не было видно. Я несся наобум, и только нечастые трейлеры, обгонявшие меня слева, да столбы справа служили мне неточными ориентирами. Я въехал на длинный мост через реку. И хотя я точно знал, что ни сегодня, ни когда-либо в обозримом будущем мне не суждено погибнуть, мысль о том, что меня выкинет не в овраг, а с моста – да прямо в реку, не добавляла мне оптимизма.

Я сбавил скорость, слегка придавив проваленную до пола педаль тормоза. Трейлер сзади недовольно загудел, и пошел на обгон. Сразу за рекой показались огни какого-то городка. Вскоре появилась развилка, направо уходила двухполосная колея. Я поглядел на приборную панель. Вряд ли теперь попадется на дороге заправка; поверну-ка я тут. Я съехал с шоссе. За поворотом мелькнул белый щит, и я даже не успел разглядеть название населенного пункта. Едва я пересек городскую черту, как случилось два чуда. Во-первых, с неба перестало лить. А во-вторых, из кустов вышла фигура в полицейском плаще и махнула жезлом. Я остановился, и выключил дворники.

Сразу за знаком был куст, прикрывающий проселочную тропинку. На ней, метрах в трех от дороги, стояла машина инспектора ГИБДД. Невысокий, полный и мокрый гаишник неторопливо подходил ко мне. Дождь совсем перестал, как будто нарочно для того, чтобы дать нам возможность получше познакомиться. Я опустил стекло. Инспектор встряхнулся, прямо как собака, вылезшая из лужи, представился и отдал честь. Капитан ДПС по фамилии, которая как принято в таких случаях, сразу же забывается. Добродушное усатое лицо его не предвещало ничего плохого. Я передал капитану документы.
— Здравствуйте. Это что?
Я уже привык к таким вопросам.
— Это права. Американские.
Затем обычно вынимался американский паспорт, и звучала стереотипная фраза:
— Я американский гражданин.

— Нарушаем, товарищ американский гражданин, — то ли спросил, то ли утвердительно констатировал он.
— Что именно?
— Скоростной режим.
Он показал мне прибор, на табло которого я ничего не смог разобрать.
— Не может быть, — сказал я ему совершенно искренне, и улыбнулся.
Он пожал плечами, как будто бы я произнес какую-нибудь банальность.

— Будем оформлять, Никита Игоревич. Пройдемте, — он с документами в руках пошел к служебной машине, а я только и успел крикнуть ему следом:
— Послушайте!
Он не остановился и ничего мне не ответил. А я намеревался успеть хотя бы к полуночи. Пришлось выйти за ним следом. Я вытащил из кармана бумажник и пересчитал дорогой деньги. Мои 7 550 рублей. Плюс чужие 10 000 рублей двумя бумажками. Кредитная карточка виза электрон. И двухдолларовая купюра. Я вынул пятьсот рублей и сунул их в задний карман джинсов.

Он открыл машину по старинке – ключом. Внутри пахло грибами. Я глянул себе под ноги. Там, действительно, стояло лукошко с подберезовиками.
— Минуточку. — Он аккуратно переставил корзинку назад и разложил на панели документы, как гадалка раскладывает карты, ловкими, привычными движениями. Достал из бардачка пачку протоколов.
— Куда путь держите? – спросил он меня, как старого знакомого.
— В Сколково.
Больше инспектор не проронил ни слова. Он начал медленно переписывать данные из техпаспорта в протокол.

— Послушайте, — начал было я, осторожно достав из кармана бумажник. — Может быть, не нужно протокола? — В такие моменты мне всегда становилось очень неудобно. Так здесь делают многие, почти все. Но для меня такие случаи всегда были страшнейшим мучением. Инспектор улыбнулся в свои короткие пушистые усы.
— А что со стеклом? — спросил он вдруг так, как будто не расслышал моего предложения.
— С каким стеклом? — не понял я.
— С лобовым.

— Понимаете, — я старался говорить как можно деликатнее, хотя меня так и подмывало перейти на повышенные тона. — На выезде из города разбило щебнем. Выскочило из-под грузовика. Приеду в академгородок, заменю.
— С таким стеклом эксплуатация транспортного средства запрещена — негромко пробубнил он, совсем как пономарь. И вынул из пачки второй протокол. Я глянул по сторонам. Мне вдруг подумалось, что нас записывают на скрытую камеру. Что сейчас из кустов выйдет съемочная группа, инспектор пожмет мне руку, и мы мило расстанемся. Он вел себя слишком неестественно. Как неправильный полицейский. Точнее, как слишком правильный.

— Вы будете и второй протокол заполнять?
Он кивнул.
— Вы что, издеваетесь, что ли?
— Ну, а как без стекла-то ехать? — он, казалось, был действительно удивлен.
Происходящее казалось мне дурным сном. Я подумал даже, что все еще мчусь по дороге, случайно заснул за рулем, и вот сейчас открою глаза и инспектор исчезнет, и машина его пропадет с этим дурацким запахом грибов. Я открыл глаза. Лукошко все так же пахло подберезовиками. Капитан медленно заполнял протоколы. Конечно же, подумал я, все можно изменить в одну секунду. Но я был послан совсем в другое место и совсем по другому делу. У меня нет полномочий наводить порядок здесь, в этой дыре.

Я вынул из кармана телефон. Включил камеру и навел фотоаппарат на полицейский жетон на панели. В самый последний момент он закрыл жетон широкой ладонью с короткими пальцами. Ногти на них были обгрызены почти наполовину.
— Не положено.
— Вы обязаны мне предъявить жетон! — взорвался я. — Правил не знаете?
— Знаю, — ответил он совершено спокойно, и я подивился его спокойствию. Только в таких провинциальных городках и живут такие флегматичные Аниськины. Исчезающий вид. Днем они собирают грибы, а вечером ловят нарушителей. Летом берут ягоду, а зимой варят из неё варенье. И пьют с этим вареньем чай.

— Я обязан предъявить вам жетон. Смотрите, запоминайте. Только уберите аппарат.
Я сделал вид, что спрятал телефон. Капитан полиции отодвинул ладонь. Я наклонился вперед, как будто читал алюминиевые иероглифы по слогам. Впервые в жизни я видел буквы, но не мог составить из них слов. ДПС, ППС или СПС? И в этот момент я поднял телефон и сфотографировал. Он недовольно покачал головой и развел руками. Дескать, ну, что же вы так? Я же с вами по-хорошему. А вы? Дескать, сами напросились.

— Хорошо, — сказал я. — Я не буду спорить. Я все оплачу. Можно мне обратно документы?
Он посмотрел на меня так, как будто бы я сказал какую-то несусветную глупость.
— Нет, — произнес он каким-то даже удивленным тоном. — Вы, Никита Игоревич, отстраняетесь от управления транспортным средством.
Полицейский спрятал мои американские права, техпаспорт и доверенность во внутренний карман, как будто бы боялся, что я попытаюсь их у него отобрать.
— То есть как это?
— То есть так это.

Я сидел, будто громом пораженный. Будь, что будет. Я вытащил из кармана бумажник, раскрыл его, отсчитал дрожащими руками три тысячи рублей и положил их ему на живот, раздутый плащом, бронежилетом и неумеренным питанием. Он посмотрел на ассигнации, как будто бы это были не деньги, а ядовитые змеи.
— Вы, вообще, понимаете, что это такое? — Инспектор взял купюры, пересчитал их, и принялся заполнять третий протокол. Я попытался забрать у него взятку, но он отодвинул мою руку в сторону, и сунул деньги к документам.
— Я бы посоветовал вам взять вещи из машины и запереть её. Неровен час вскроют.
— Я бы посоветовал вам меня отпустить.
— А то что будет? — усмехнулся усатый капитан. — Международный скандал?
Я промолчал.

В руках у меня было три копии протокола, подписать которые я категорически отказался. Я вышел из машины ДПС. Подошел к своему логану, открыл его, и сел внутрь. «Так, приехали», — подумалось мне. Конечно, не ленд круизер, но и такую потерять неприятно. Тем более, что машина не моя, а университетская. Пользуются все, кому не лень. На кафедре не поймут, если что с ней вдруг приключится. Впрочем, можно и по-другому. Я достал из кармана связку ключей. Вставить вот этот в зажигание, завести, быстро развернуться и ударить по газам. Он выедет с пролеска следом. Подумалось, что пока я буду проезжать мимо, он даже успеет меня протаранить. Потом он включит громкую связь. Я буду давить на газ. Он не отстанет. Дорогу он знает много лучше меня. Через несколько минут раздастся первый выстрел. Как будто лопнет пробитое колесо. И я даже сразу не соображу, что это не колесо, а огонь на поражение.

Я посмотрел в зеркало заднего вида. Далеко ли я уеду? Кроме того, у него остались документы. Словно читая мои мысли, инспектор завел свой автомобиль, выехал с проселочной дороги на шоссе и стал неспешно приближаться. Видимо, он не исключал такого развития событий. Когда его автомобиль поравнялся с моим, я выключил свет, поставил на руль кочергу, взял с заднего сиденья рюкзак и проверил пустой бардачок. Рюкзак – это все, что у меня было.

2 комментария

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Присоединиться к еще 225 подписчикам

Свежие записи

%d такие блоггеры, как: