Даос и волшебная игла. Часть 2.

Д
002
002

Вымучив клятвенное мое согласие, гонец с того света радостно каркнул во все свое птичье горло, и взял в пасть один из множества карандашей, разбросанных по всей комнате: на столе, в диване, около двери, под окном, на паласе, подле лампы, за холстами и даже перед ними.

— Вот тебе план, — молвил ворон, кончив чертить каракули на столе, — тут – игла, а здесь – тело Алисы, втиснутое в бутылочку.

Я воззрился в чертеж и так и этак, пытаясь распознать в этой абракадабре стороны света, да после, плюнув, просто сфотографировал.

— А вот, тебе – за труды, — каркнул ворон и, сунув клюв свой в перья, выудила оттуда брильянтовую сережку в пару каратов, невесть каким чудом крепившуюся на птичьем теле.

Я, признаться, немало обрадовался такому подарку, спрятал драгоценность, отворил окно и выпустил птицу вон не раньше, чем накормив перед долгой дорогой рыбными деликатесами. Расправив крылья, гонец унесся вниз по Бальбоа в сторону Тихого океана. После я спустился в гараж, взял лопатку, тепло оделся и двинулся к Голден Гейт Парку, намереваясь справиться с удивительным заданием в два часа, не более. Времени было четверть десятого.

Историю своего ночного анабазиса следует начать, видимо, с того, что в Сан-Франциско нет 13-th авеню. Нет ничего глупее, чем искать ночью на Бульваре Прессидио иголку, воткнутую в дерево. Тем более, если дерево это – в десять обхватов. Особенно, если оно вовсе не то, что начертил тебе по ошибке ворон. К двум часам ночи я уже решил было, что это – розыгрыш, и что птицу мне подослали друзья, чтобы подшутить, и что никакой иглы нет, да после вспомнил бриллиант, устыдился и, истерев в кровь все ладони, наконец, уяснил, что искал не там. В четыре утра вытащил я её из старого можжевелового куста, изодрав плечи, локти, щеки и лоб, да и все, впрочем, остальное тело.

Это было именно то, о чем говорила птица – серебряная игла династии Мяо. Длиной она была с ладонь, имела ухо с просяное зерно и два иероглифа, давленных золотом: «вечность» и «мимолетность». Я воткнул иголку в свитер, и побрел в парк.

Едва я вошел в Сад Роз, как навстречу мне понеслось приведение – тоскующий бесплотный дух в белом саване.
— Ваш билет, — потребовало привидение, загораживая дорогу.
— Увы, у меня нет никакого билета, — сказал я грустно.
— Тогда, коли без пропуска – я буду вынужден пугать вас до смерти, — ответил так же печально дух, — хоть это мне совсем и не хочется.
— Что, ж, если надо – пугайте, — согласился я. — Впрочем, у меня есть иголка, — вспомнил я. — Может, она сойдет за билет?
— Что за штука?
Я вытащил волшебную иглу даоса. Едва бесплотный страж парка увидал её, саван и все члены духа задрожали, он отворил пустой рот свой, страшно охнул, вскинул руки к лицу, и с криком: «Боже мой!» унесся прочь, как будто был впечатлительной барышней, лежащей в ванной, когда туда запрыгивает жирная крыса из щели под плинтусом. Я подивился странному своему приобретению, которое открывало мне любые двери. Итак, путь был свободен.

Я вошел в пустой парк, по которому бродили койоты и лисицы, прошел сад и повернул налево, к музею Янга. «Если ворон и здесь напутал, то мне придется перекопать всю местную area, и вряд ли я справлюсь тут быстрее, чем в месяц», — с тоской решил я.

Я прислонился спиной к старой липе, так, чтобы металлическое здание музея темнело у меня ровно посередине, отчего чуть было не заснул, ибо страшно устал, отсчитал восемь шагов направо, два шага налево, три наискось и очутился против скамьи, как и обещала птица. Едва я воткнул лопатку в землю, как лезвие её обо что-то звякнуло. А стал рыть осторожнее, и через пять минут и вправду, выкопал бутылочку. Я оттер её от грязи и песка, и увидал внутри очаровательное создание, от вида которого у меня замерло сердце: ничего прекраснее я никогда в жизни не видел. За стеклом спала девушка неземной красоты. Глаза её были закрыты, тело – исхудало, румянец на щечках почти поблек, одну ножку она изогнула, как балеринка, танцующая фуэте, а руку подняла вверх, будто гладила свои фисташковые косы и поправляла банты на них.

Я не знал, как её пробудить, птица не дала мне на этот счет никаких указаний. Я напрасно потряс сосуд, трижды позвал Алису, щелкнул по стеклу пальцем, наконец, извлек волшебную иголку и ткнул ее в ножку, торчавшую в горлышке. Алиса чихнула, отворила глаза и улыбнулась.
— Крепко же я спала! — сказала она и поглядела на меня, как на доброго знакомого.

Конец второй части. Продолжение следует.
Рисунок Алёши Ступина.

Добавить комментарий

Подписаться на блог по эл. почте

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Присоединиться к еще 221 подписчику

Свежие записи

%d такие блоггеры, как: